Результаты поиска по запросу: «Кьеркегор страх и трепет»

Гаманн 1 Предисловие Не только в мире действия, но также и в мире идей наше время представляет собой настоящую распродажу. Все, что угодно, можно приобрести тут за свою цену, так что возникает вопрос, останется ли вообще в конце концов кто-нибудь, кому еще захочется быть покупателем. Всякий спекулятивный регистратор, добросовестно отмечающий величественную поступь новой философии, всякий приват-доцент, репетитор, студент, всякий, кто только прикоснулся к философии или оказался в самом ее центре, отнюдь не останавливается на том, чтобы во всем сомневаться, но идет дальше. Может показаться, что неуместно и несвоевременно спрашивать себя, куда именно они рассчитывают добраться, однако во всяком случае будет, по крайней мере, вежливо и любезно предположить, что они действительно усомнились во всем, поскольку иначе было бы странно говорить о каком-то движении дальше. Предполагается, что такой предварительный шаг они предприняли все и, очевидно, это далось им столь малыми усилиями, что они даже не сочли нужным проронить хоть словечко о том, как это происходило; ибо даже тот, кто в страхе и тревоге попытался бы отыскать хоть какое-нибудь разъяснение, не сумел бы его найти, не сумел бы найти никакого путеводного знака, никакого подробного предписания о том, как следует подходить к такой огромной задаче. О, это такая редкость в наше время!

Сёрен Кьеркегор страх и трепет

13 ноября Амели родилась в Японии, и хотя в возрасте пяти лет она вместе с родителям вернулась в Бельгию, ей всегда казалось, что Япония — ее родина. Амели кажется, что когда она подписывает годовой контракт на работу переводчицы на крупной японской корпорации, ее мечта реализовалась. Однако всё складывается не так гладко, как ей бы хотелось: К несчастью, пока для Амели не находится переводческой работы, и ее босс, г-н Сато, поручает ей работу в компании под непосредственным руководством Фубуки.

Фубуки ошеломляет Амели своей поразительной красотой, грацией и безупречным манерой держать себя. Она влюбляется в Фубуки, однако в этом нет лесбийского оттенка, просто для нее Фубуки — это совершенная японская женщина, которой ей самой хочется стать.

военную операцию против Ирака. Официальный Вашингтон первоначально называл военную операцию в Ираке"Шок и трепет".

Страх и трепет Кьеркегор Сёрен Сёрен Кьеркегор — — выдающийся датский философ и теолог, писатель, предшественник современного экзистенциализма, оказавший влияние на творчество многих деятелей русской и западноевропейской культуры. В настоящее издание включены этические трактаты Кьеркегора"Страх и трепет","Понятие страха","Боязнь к смерти", которые представляются наиболее важными для понимания его мировоззрения, проникнутого парадоксальностью, мистическими настроениями и тонкими психологизмом в понимании нравственных начал человека.

Первые два произведения были подписаны псевдонимами: Персонаж сказки Иоганн Молчаливый, вопреки своему прозвищу, отнюдь не молчит — он предупреждает своего хозяина, молодого короля, о трех грозящих тому опасностях, зная, что, сделав это, он тотчас же превратится в камень. Позднее королевская чета жертвует жизнью двух своих сыновей, для того чтобы вернуть Иоганна к жизни, и, само собой разумеется, верный Иоганн после своего спасения воскрешает погибших мальчиков.

И тема верного служения, и тема жертвы, и тема молчания — все они по-своему преломляются в"Страхе и трепете". Героем книги является ветхозаветный Авраам, от которого Бог потребовал принести в жертву любимого сына, основным же предметом исследования — рождение религиозной веры. Авраам как"отец веры" в трактовке Кьеркегора отличается от других героев духа отнюдь не тем, что он подвигнут на полное самоотречение это, по мнению датского теолога, есть лишь предварительный этап на пути к истинной вере — этап, на который способен и"рыцарь самоотречения", готовый пожертвовать всем ради бесконечности Абсолюта , а тем, что одновременно он сохраняет полную уверенность в обретении Исаака"силой абсурда" в этой жизни.

Авраам как"рыцарь веры" абсолютно убежден, что не только он сам стоит в бесконечном отношении к Богу, но и Бог в свою очередь проявляет абсолютный интерес и заботу по отношению к его конечной жизни и конечной любви. Предисловие Не только в мире действия, но также и в мире идей наше время представляет собой настоящую распродажу. Все, что угодно, можно приобрести тут за свою цену, так что возникает вопрос, останется ли вообще в конце концов кто-нибудь, кому еще захочется быть покупателем.

Всякий спекулятивный регистратор, добросовестно отмечающий величественную поступь новой философии, всякий приват-доцент, репетитор, студент, всякий, кто только прикоснулся к философии или оказался в самом ее центре, отнюдь не останавливается на том, чтобы во всем сомневаться, но идет дальше. Может показаться, что неуместно и несвоевременно спрашивать себя, куда именно они рассчитывают добраться, однако во всяком случае будет, по крайней мере, вежливо и любезно предположить, что они действительно усомнились во всем, поскольку иначе было бы странно говорить о каком-то движении дальше.

Во внешнем мире все принадлежит тому, у кого оно уже есть, внешний мир подчиняется закону всеобщего безразличия, а гений кольца повинуется тому, кто это кольцо носит — будь то Нуреддин или Аладдин; [34] тот же, у кого скопились мирские сокровища, владеет ими независимо от способа, каким они ему доставались. В мире же духа все по-иному. Здесь царствует вечно божественный порядок, здесь дождь не проливается равно на праведных и неправедных, здесь солнце не светит одинаково на добрых и злых; и только тот, кто трудится, получает здесь свой хлеб, и только тот, кто познал тревогу, находит покой, и только тот, кто спускается в подземный мир, спасает возлюбленную, и только тот, кто поднимает нож, обретает Исаака.

В настоящее издание включены этические трактаты Кьеркегора"Страх и трепет","Понятие страха","Боязнь к смерти", которые представляются.

Онтология и теория познания. Изучал философию и теологию в Копенгагенском университете, вел замкнутую жизнь одинокого мыслителя, наполненную работой. В конце жизни вступил в бурную полемику с официальными теологическими кругами. Эту точку зрения К. Гегелевской объективной диалектики К. На пути к Богу человек, согласно К. Последние наступает на этической стадии и приводит человека к осознанию религиозного значения своей личности; другого пути, по К.

Лютеранство воспринималось им как дальнейшая рационализациа религии, то есть как ее деградация. Часто автор обращается к античным философам, прежде всего к Сократу, Платону и Аристотелю. Но главным источником остается Слово Божье и протестантская догматика. Защищая принцип трансцендентности и непостижимости божественного начала, Кьеркегор приходит к мысли о необходимости вернуться к первоначальным истинам христианства и христианского вероучения.

Это возвращение должно учитывать как лютеранскую традицию, так и накопленный к тому времени не только чисто религиозный, но и философский опыт ее осмысления.

Кьеркегор с страх и трепет кратко

Идя по улицам Токио, нечего удивляться, что люди без зазрения совести тычут в вас пальцами, и смотрят с подозрением, если вы знаете больше десяти японских слов. Вы — чужак, приехавший в страну, которая на протяжении всей своей истории была законсервирована и отчуждена от остального мира, что позволило Японии сформировать один из самых необычных языков и наиболее привлекательную культуру.

Неудивителен и факт стремления многих людей влиться в жизнь японцев, особенно если свои первые пять лет они провели в Кансае. Это уже история писательницы, ее самого известного автобиографического романа и великолепной экранизации Алена Корно. Амели Нотомб сегодня один из самых популярных авторов Европы, чьи книги украшают библиотеки от Лондона до Токио. То, что по национальности она бельгийка особой роли не играет, бельгийцев там и в глаза не видели.

Но боль и страх парадокса в том, что Авраам, говоря по-человечески, со страхом и трепетом и с благоговением перед великим, чтобы знали, что оно .

В качестве основы мыслитель обращается к ветхозаветной повести об Аврааме и его любимом сыне Исааке Быт. Парадоксальную сущность веры Кьеркегор вскрывает через размышления по поводу чуда спасения Исаака и самоотверженности Авраама. Как часто бывает у Кьеркегора, книга написана от лица вымышленного автора, и, строго говоря, должна рассматриваться как отстранённое выражение религиозной жизненной позиции, а не как собственная позиция философа.

Название трактата взято из Библии ; эти слова встречаются несколько раз. В посланиях апостола Павла говорится: Кьеркегор признаёт вслед за Кантом , что с этической точки зрения жертвоприношение сына было бы просто убийством. При этом его вера не является верой в то, что Бог отменит своё приказание, или верой в будущую жизнь: Как замечает комментатор, в трактате присутствует полемика с Гегелем и некоторыми датскими его последователями в частности, с Х. Кьеркегор указывает, что, например, Иеффай исполняет обет после победы над иноплеменниками; но смерть Исаака, напротив, никому не принесла бы пользы.

Следует отметить, что известная поэма Иосифа Бродского"Исаак и Авраам" была создана автором под непосредственным впечатлением от чтения книги Кьеркегора"Страх и трепет", в чём Бродский признавался сам.

Страх и трепет / (2003)

Книга Страх и трепет читать онлайн Загрузка Первые два произведения были подписаны псевдонимами: Персонаж сказки Иоганн Молчаливый, вопреки своему прозвищу, отнюдь не молчит — он предупреждает своего хозяина, молодого короля, о трех грозящих тому опасностях, зная, что, сделав это, он тотчас же превратится в камень. Позднее королевская чета жертвует жизнью двух своих сыновей, для того чтобы вернуть Иоганна к жизни, и, само собой разумеется, верный Иоганн после своего спасения воскрешает погибших мальчиков.

И тема верного служения, и тема жертвы, и тема молчания — все они по-своему преломляются в"Страхе и трепете".

И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому то и нас наполнял бы трепет – страх, соединенный с радостью.

Став постарше, человек этот сам прочел ту же повесть с еще большим восхищением. И чем старше становился он, тем чаще его мысли обращались к этой повести, тем больше он восторгался ею и в то же время все меньше и меньше понимал ее. В конце концов он позабыл из-за этой повести обо всем остальном на свете: Но не живописность Востока, не земное великолепие Земли Обетованной, не сама благочестивая чета старости, которую благословил Господь, не почтенный образ престарелого отца, не пышная юность дарованного ему сына привлекали этого человека.

Пусть бы даже событие происходило в бесплодной степи: Человека этого томило желание быть свидетелем той минуты, когда Авраам поднял взор и узрел гору Мориа, отослал спутников своих и один с Исааком пошел на гору: Человек этот не был философом: Ему казалось, что нет выше жребия, чем жить в памяти людей отцом веры, нет завиднее доли, как обладать сокровищем веры, пусть даже никто другой и не ведал этого.

Читать онлайн"Страх и трепет" автора Кьеркегор Обю Серен - - Страница 1

Страх и трепет Пятница, 26 Августа г. Этическое, как таковое, есть общее, и, как общее, оно обязательно для всех и каждого. Этическое обязательно имеет значение в каждую минуту, всегда. Оно имманентно покоится в самом себе, не имеет вне себя ничего, что составляло бы его внешнюю цель. Напротив, оно само является целью для всего, находящегося вне его, и по включении этого в себя, этическому дальше идти некуда.

СТРАХ И ТРЕПЕТ – зрителям, достигшим – Бельгийка Амели, родившаяся в СТРАХ И ТРЕПЕТ Stupeur et tremblements Краткое содержание.

Став постарше, человек этот сам прочел ту же повесть с еще большим восхищением. И чем старше становился он, тем чаще его мысли обращались к этой повести, тем больше он восторгался ею и в то же время все меньше и меньше понимал ее. В конце концов он позабыл из-за этой повести обо всем остальном на свете: Но не живописность Востока, не земное великолепие Земли Обетованной, не сама благочестивая чета старости, которую благословил Господь, не почтенный образ престарелого отца, не пышная юность дарованного ему сына привлекали этого человека.

Пусть бы даже событие происходило в бесплодной степи: Человека этого томило желание быть свидетелем той минуты, когда Авраам поднял взор и узрел гору Мориа, отослал спутников своих и один с Исааком пошел на гору: Человек этот не был философом: Ему казалось, что нет выше жребия, чем жить в памяти людей отцом веры, нет завиднее доли, как обладать сокровищем веры, пусть даже никто другой и не ведал этого. Человек тот не был ученым экзегетом, не знал древнееврейского языка.

Знай он этот язык, ему, пожалуй, ничего не стоило бы понять и повесть, и самого Авраама. И Господь, искушая Авраама, сказал ему: Было раннее утро, Авраам встал с зарею, велел оседлать ослов и покинул шатер свой, а с ним и Исаак. Сарра же смотрела им вслед, пока они, пройдя долину, не скрылись из виду. Молча ехали они три дня.

Амели Нотомб