Теория и практика экзистенциальной психологии: о смерти и о жизни.

Как мы видели, у него мрачность, свойственная экзистенциальности, заметно нарастает, поскольку он представляет человека как сущность, которая имеет бытие не в себе или позади себя в качестве своего истока , но перед собой как нечто, что он должен настигнуть и схватить. В данном случае речь идёт о бытии, понимаемом как полнота возможностей, перед которым мы виновны или, согласно другому значению слова , являемся должниками. Почему это так, почему человек обречён судьбой любой ценой схватить эту всеохватывающую полноту, никак не объясняется. Мы сами объясним это, ещё раз повторив сказанное раньше, а именно, что подобный подход отражает ситуацию такого существа, которое всего лишь претерпевает проявление или пробуждение трансцендентности почти как принуждение, никоим образом не будучи свободным. Так обстоят дела у Хайдеггера. Невозможно представить себе более мрачной перспективы: В этом смысле концепцию жизни, присущую экзистенциализму Хайдеггера, можно охарактеризовать при помощи понятия, использованного Бернаносом:

Анализ концепций смерти в философии С.Кьеркегора и М.Хайдеггера

Булгакова дает ключ к тому, почему человек вообще боится смерти. Причины танатофобии Человек боится боли. А всякое животное пугает боль и страдания. Не в пользу человека и тот факт, что у него есть сознание. Именно из-за сознания физическая боль отягощается моральными мучениями. Например, человек ярко представляет себе, как его будут ненавидеть родственники молодые, красивые и здоровые , когда будут ухаживать за ним старым и больным.

М. Хайдеггер как бы размыкает бытие в бездонность и безграничность . е. что страх перед всегда есть страх о, в этом лежит настроенческая черта . он и вне его, ибо пережил предвосхищающий опыт смерти, раскрывшей.

Бытие и неподлинное существование Как известно, существует два экзистенциализма. Первый из них зародился в группе профессиональных философов, идеи которых до недавнего времени были достоянием крайне узких кругов интеллектуалов. Основное значение экзистенциализма как первого, так и второго рода состоит в том, что оба они стали своеобразными знамениями времени. Действительно, этот второй экзистенциализм практической направленности был и остаётся одной из разновидностей течений, созданных представителями ранее упомянутого потерянного поколения, глубоко травмированного последним кризисом современного мира.

Но именно поэтому его последователи в некотором смысле находятся в более выгодном положении по сравнению с кабинетными экзистенциалистами от философии, в большинстве своём вышедшими из среды университетских профессоров. Хотя последним и удалось в своих размышлениях дойти до постановки проблем, связанных с кризисом современного человека, большинство из них продолжали и продолжают вести мелкобуржуазный образ жизни, крайне далекий от антиконформистского поведения, которое демонстративно практикуется различными представителями другой ветви экзистенциализма.

Однако, несмотря на это, мы займемся именно философским экзистенциализмом. Дело даже не в том, что для этого нам пришлось бы значительно увеличить объём этой книги, важнее то, что подобного рода дискуссия не представляет ни малейшего интереса с точки зрения поставленных нами целей. Другой причиной нашего обращения к экзистенциализму можно считать необходимость провести разграничительную черту между указанными нами ранее принципами и идеями экзистенциалистов; это тем более необходимо, поскольку используемая нами терминология может создать ложное впечатление о несуществующем родстве этих позиций.

По большому счету, несмотря на большую систематичность и более богатый философский инструментарий, экзистенциалисты не далеко ушли от Ницше: Это — типичное мировоззрение интеллектуала либерально-буржуазного происхождения.

Шестова, в которых многие положения экзистенциализма уже нашли свое выражение. По его мысли, это связано с тем, что, совершив замечательные открытия, наука воплотила их в инструменты технического господства над природой, в насилие над ней, ради получения материальных благ выгоды. Видящий в мире лишь источник получения все новых и новых предметов потребления, человек теряет все остальные измерения бытия, не замечая, что его деятельность угрожает его собственному существованию.

Между тем данные каких бы то ни было конкретных наук ничего не говорят о бытии.

Таким образом, понимание смерти Хайдеггером получает новую глубину. . Отсутствие страха перед смертью у людей Раннего.

Категория смерти у Толстого и Хайдеггера Завалий Андрей Геннадьевич Так называемая"проблема смерти," как она представляется обыденному сознанию, складывается из двух составляющих её неизвестностей. Во-первых, это неизвестность хронологическая. Неотрицаемая неизбежность будущего события собственной смерти всегда соседствует с загадкой его точных временных координат.

Действительно, как заметил Воланд, тот казус, что человек иногда внезапно смертен гораздо проблематичнее простой данности всеобщей людской смертности. Во-вторых, это неизвестность смысловая. Событие смерти предстает непонятным не только в аспекте своего"когда", но главным образом в аспекте своего"зачем" или"почему". Почему должен наступить конец моего существования?

В чем моя провинность, предопределившая смертельный исход? Очевидно, что в данном случае указание на эмпирический факт конечности всего живого в мире не может быть адекватным ответом на глубоко личное вопрошание о причине и смысле неизбежного прерывания жизни. Ведь когда писатель или философ спрашивает о причине смерти, то это, разумеется, совсем не тот вопрос, на который пытается ответить патологоанатом.

Событие собственной смерти человека уникально прежде всего тем, что в нём полностью отсутствует какое-либо феноменологическое содержание. О нём нельзя сказать ничего определенного, оно выскальзывает из попыток схватить его суть языковыми средствами. Смерть, как она есть сама по себе для конкретного человека, никогда не переживается самим умирающим, и очевидно находится за границей того, о чем можно осмысленно рассуждать.

С другой стороны, всегда можно говорить о смерти приключившейся с близкими и о том, как этот случай воспринимается;1 можно многое сказать о страхе смерти, свойственном живым; можно обсуждать различные представления о смерти бытующие опять-таки среди живых А воспринимается событие смерти другого, неблизкого человека зачастую как нечто постыдное.

Страх смерти.

Когда человек использует вещи, устанавливает социальные отношения, это само по себе удерживает его на уровне фактов. Процесс утилизации проникает в язык, который вырождается в пустословие анонимной экзистенции с ее аксиомой: Анонимная экзистенция пытается заполнить образовавшийся вакуум, прибегая ко все новому опыту, — в итоге она тонет в любопытстве. Помимо пустословия и курьезности неподлинную экзистенцию характеризует двусмысленность.

Ситуативная индивидуальность, упокоившаяся в Стр.

Экзистенциалы человеческого бытия: одиночество, смерть, страх (от (Ф. Ницше, А.Шопенгауэр, К.Ясперс, М.Хайдеггер, Ж.-П.Сартр и др.) .. Только в поздней античности римляне ощущали неопределенный страх перед.

Для того чтобы скачать эту работу. Пожалуйста введите слова с картинки: И нажмите на эту кнопку. Из неопределенного"ниоткуда" онтологически означает из"мира". Страх вообще непредметен, как говорит Хайдеггер, с ним невозможно иметь дело, он неинтенционален. Страх указывает на непрерывную соотнесенность человеческого существования с бытием. Таким образом, страх раскрывает не как обычное сущее, которое просто"есть", но как особое сущее, всегда относящееся к способу своего бытия, существующее как целостность, самость.

Пониманием страха как предельного опыта"возможного" Хайдеггер обязан, в основном, Кьеркегору. Страх, во-первых, раскрывает для за предметным сущим его исходное онтологическое основание; во-вторых, раскрывает целостность самого в его одиночестве, показывающем всегда имеющуюся возможность быть целым. Однако феномен страха лишь указывает на бытие как на целое.

Экзистенциально-онтологическую целостность Хайдеггер выражает как"заботу" . Как"забота" обладает характером"впереди-себя-бытия". Во-первых, заботу об окружающих вещах; во-вторых, заботу о других; в-третьих, заботу о своей собственной идентичности. отлично от вещи не только тем, что оно заботится, но прежде всего тем, что оно и есть"забота".

КРИЗИСНЫЕ СОСТОЯНИЯ

В настоящее время в гуманитарных науках в связи с повышенным интересом к роли культурной личности все большее внимание уделяется анализу концептов — слов, несущих в себе потенциальный заряд огромного опыта предшествующих поколений, культуры и менталитета всего народа. Степанов определяет концепт как микромодель культуры. Следовательно, концепты — это одновременно элементы культуры и ключи к ее пониманию. Благодаря их анализу мы познаем культуру народа.

Совокупность концептов составляет национальную концептосферу.

БЫТИЕ К СМЕРТИ (Sein zum Tode) – один из основных экзистенциалов М. Хайдеггера («Бытие и время», § 46–53, слл), обнаруживающий который в отличие от страха не имеет «объекта» и ставит нас перед самими собою, а не.

Ученик Риккерта, он в г. Спустя несколько лет Гуссерля пригласили преподавать во Фрейбург, и Хайдеггер последовал за ним в качестве ассистента. Хайдеггер, признавший нацизм, назначен ректором Фрейбургского университета хотя он и недолго оставался на этом посту. Умер Хайдеггер в г. Но, чтобы достичь цели, необходимо понять, кто вопрошает о смысле бытия. Экзистенция становится несущественным определением бытия: Но проблема смысла бытия может быть понята только в том случае, если ясно, через какое сущее можно постичь смысл бытия.

ХАЙДЕГГЕР МАРТИН

Будучи студентом и ассистентом Э. Гуссерля, внес серьезный вклад в развитие феноменологии. Однако взгляды Хайдеггера весьма отличаются от взглядов Гуссерля. Последний акцентировал внимание на рефлексивных и по большей части рациональных формах опыта сознания, в то время как Хайдеггер придавал особое значение лежащей в их основе экзистенциальной ситуации. Согласно Хайдеггеру, подлинное понимание должно начинаться с наиболее фундаментальных уровней исторического, практического и эмоционального существования человека - тех уровней, которые поначалу могут и не осознаваться и которые, возможно, влияют на деятельность самого разума.

Хайдеггер родился 26 сентября в Мескирхе ныне земля Баден- Вюртемберг, Германия.

бессмысленности, для преодоления страха перед смертью. Страх – объективная . философии М. Хайдеггера. Трансцендирование при котором страх.

Хайдеггер В творчестве Мартина Хайдеггера, одного из самых значительных философов столетия, центральное место занимает вопрос о смысле бытия, а феномен смерти играет важнейшую роль в прояснении этого смысла. На этот вопрос невозможно дать логически корректный ответ;"быть" — значит"быть","существовать"" тавтология оказывается неизбежной. Как отмечает сам Хайдеггер, еще Блез Паскаль , обратил внимание на то, что всякое определение понятия"бытие" связано с употреблением слова"есть" бытие есть это или то , и выходит, что слово, подлежащее определению, неминуемо будет содержаться в его определении.

Значит, понятие бытия неопределимо. И все же предпринятый Хайдеггером анализ понятия бытия позволяет прояснить его смысл. Утверждать о существовании чего-либо какой-то вещи, к примеру можно лишь тогда, когда кто-то"видел" и засвидетельствовал, что"это" есть. Далее, конечно, может возникнуть вопрос о достоверности свидетельства, вопрос гносеологический, но от него мы здесь абстрагируемся. Выходит, что суждение о существовании чего-то предполагает вместе с тем еще и существование того, кто является свидетелем существования"чего-то".

Таким образом, имеется существование двоякого рода: Существование человека имеет особый статус по сравнению с существованием вещей. Это — понимающее существование. Для человека быть — значит понимать то есть придавать значение тому, что есть. Человеческое существование —"трансцендирующее", оно выходит за пределы себя — к другому существованию и осознает его как существующее.

С.Н. Лазарев